Киношкола ЦЕХ - у нас подростки учатся мастерству кино у профессионалов.

Снимают в собственной студии, участвуют в больших проектах, дружат и работают в среде, где ценится творческая смелость и воспитывается будущее индустрии.

Знакомьтесь, Шарлотта Уэллс — новая звезда независимых кинофестивалей

Текст: Алена Евгеньева
Над Голливудом вот-вот взойдет новая звезда кино — 35-летняя шотландка из Нью-Йорка Шарлотта Уэллс, чей дебютный полнометражный фильм Aftersun (его выпустила студия A24) сначала стал самым обсуждаемым на «Неделе критики» в Каннах, а теперь катается по фестивалям всего мира, нередко лидируя по количеству номинаций (Премия британского независимого кино, например, отметила фильм аж в 16 категориях). Рассказываем, что нужно знать о Шарлотте, которая, по ее же словам, не задумывала снять нечто выдающееся, а лишь упражнялась для самой себя.
Вообще-то она не планировала быть режиссером

В кинематограф Шарлотта Уэллс пришла окольным путем. Да, подростком она хотела снимать фильмы (а кто об этом не мечтал?), но реальность подкидывала ей совсем другие варианты. Так что сначала девушка изучала древнегреческую и римскую культуры в Королевском колледже Лондона и в Оксфорде (после окончания работала в сфере финансовых услуг и эйчаром), а затем стала магистром делового администрирования, надеясь в конце концов стать продюсером на телевидении. Двигаясь в этом направлении, Уэллс поступила Школу искусств Тиш при Нью-Йоркском университете. И вот тут-то звезды сошлись: девушка попала в нужный, вдохновляющий коллектив и наконец-то начала понимать, что ей действительно нравится. «Я обнаружила в себе способность выражать чувства в форме, которая, как мне кажется, дается мне лучше, чем слова», — говорит она.


За время учебы Уэллс написала и сняла три успешных короткометражки: «Вторник» (2015), «Круги» (2016) и «Голубое Рождество» (2017) (посмотреть их все можно здесь). За первую Шарлотту, как молодого таланта, отметили на премии BAFTA Scotland (награда «Лучший дизайн»), вторая принесла ей специальный приз жюри за монтаж на фестивале «Сандэнс», ну а третья свела ее с продюсерами, которые и натолкнули Уэллс на первый полнометражный фильм. В 2020 году в сценарной и режиссерской лабораториях «Сандэнса» Шарлотта закончила обещанную продюсерам работу. Это был сценарий Aftersun. Она трудилась над ним больше двух лет.


Ее жизнь — главный источник вдохновения

Идеи для своих фильмов Шарлотта неизменно берет из собственной жизни. Так, например, случай домогательства, описанный в «Кругах», произошел с ней во время учебы Нью-Йоркской Школе искусств. Как раз туда Уэллс направлялась, когда один из ее попутчиков в метро решил к ней прижаться на глазах у всего вагона. Героев для «Голубого Рождества» девушка нашла в своих бабушке с дедушкой: «Мой дедушка был сборщиком долгов — в детстве я каталась с ним, — а бабушка была шизофреничкой».

Идея для Aftersun, где рассказывается о поездке молодого отца с дочерью на пляжный курорт в 1990-х, родилась у Шарлотты из воспоминаний о ее собственных поездках на море с отцом. «Этот фильм точно вымысел, но в нем есть и правда, которая принадлежит мне, — говорит она. — Фотографии, видео — записи с разных кассет — прилагаются к этому фильму. Наши фотографии — отправная точка для этого проекта. Мне было 10 или 11 лет, это возраст Софи [главной героини] в фильме. Моему отцу 31 или 32, он был немного моложе, чем я сейчас. Мы случайно оказались в Турции».


Шарлотта с отцом на отдыхе в Турции
Ее главная тема — отрицание
На первый взгляд фильмы Шарлотты Уэллс рассказывают о совершенно разных вещах. Так считала и сама режиссер, пока наконец не выявила объединяющую их тему: отрицание. «Все мои фильмы о персонажах, которые что-то отрицают или избегают, — говорит она. — Меня интересуют вещи, которые по своей сути противоречивы. Люди, которые делают одно, а верят в другое. Люди, которые что-то отрицают. Это очень личные истории, которые обычно проживают внутри. Так что проблема создания моих фильмов заключается в том, как это воплотить вовне. И это то, что приводит меня к фильмам, которые выходят за пределы экрана, к очень тонким и тихим фильмам».

Кадр из фильма Aftersun
Ее стиль — «сторонний наблюдатель»

«Кажется, вы довольно быстро нашли свой стиль, — говорит Шарлотте журналист издания Deadline. — Посмотришь ваши короткометражки, и, кажется, что вы точно знаете, чего хотите». Уэллс с этим согласна: «Да, я как сторонний наблюдатель — и это, полагаю, мой стиль. Наверное, так устроен мой мозг».

В пример режиссер приводит финальную сцену из короткометражки «Вторник». Главная героиня долго сидит на кушетке в темноте, а затем встает и выходит на улицу, где ее встречает мать. Но камера по-прежнему остается в комнате. Камера наблюдает за персонажами из окна, пока те не скрываются из вида. «Это действительно пришло из ниоткуда, — говорит Шарлотта. — Это не пришло из какого-то другого фильма. Я просто вдруг увидела камеру как такой инструмент, или язык, или… Я не знаю, как это описать, но это просто соответствует тому, как я думаю о вещах. И благодаря этому возникает единый стиль, несмотря на то, что во всех трех моих короткометражках я работала с разными операторами».


Кадр из короткометражки "Вторник"
То, что Шарлотта берет все из головы, наверняка не кокетство: знакомиться с фильмами серьезных режиссеров она начала довольно поздно. В детстве Уэллс, по ее словам, просто смотрела все подряд в обычном кинотеатре, а в места с артхаусной программой даже и не заглядывала. Уже многим позже, благодаря Эдинбургскому кинофестивалю, девушка начала открывать для себя более ценные картины независимых авторов. Например, ее впечатлили «Мягкое кресло» братьев Дюпласс и «Маленькая мисс Счастье» Валери Фэрис и Джонатана Дэйтона. Ну а придя, наконец, к режиссуре Шарлотта всерьез взялась наверстывать упущенное. Теперь свою насмотренность она тренирует на фильмах Клер Дени, Вонга Карвая, Джона Кассаветиса, Теренса Дэвиса и других.

Свой след в том, как Шарлотта видит мир, оставил и ее отец. В подростковом возрасте он подарил ей камеру Mini-DV (с такой же играет, к слову, Софи в Aftersun). «Я записывала всех и вся, — говорит Уэллс. — друзей, вечеринки...». Много снимал и сам отец. Его записи — неловкие, с обрезанными головами — во многом определили стиль Aftersun.


Кадр из фильма Aftersun / Шарлотта Уэллс